АММОНИТЫ АМАННИЯЗОВА В МУЗЕЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

 

Время несется неумолимо куда-то вдаль. И, увы, все меньше остается с нами друзей и сотрудников Курбана Непесовича Аманниязова из числа его ровесников. Теперь только его более молодые коллеги да ученики, продолжающие работать в геологии, могут поделиться своими воспоминаниями.
Нам было невероятно приятно получить письмо от его коллеги из Санкт-Петербурга Ирины Юрьевны Бугровой, доцента кафедры осадочной геологии Санкт-Петербургского государственного университета (ранее – кафедры исторической геологии Ленинградского государственного университета), где Курбан Непесович учился в аспирантуре. Там, в ЛГУ под руководством профессора Григория Яковлевича Крымгольца он готовил и в 1960 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Аммониты верхнеюрских отложений Туаркыра и их стратиграфическое значение». Ирина Юрьевна была знакома с Курбаном Непесовичем. Она гораздо позже училась на том же геологическом факультете, где преподавали учителя и однокурсники Аманниязова. Научные исследования Ирины Юрьевны также были связаны с палеонтологией и стратиграфией мезозоя Туркменистана, и по материалам, собранным в этом регионе, она защитила свою диссертацию. Ирина Юрьевна написала нам, и мы опубликовали её письмо в качестве комментария после статьи «Воспоминания дочери».
Еще Ирина Юрьевна сообщила нам, что материалы полевых исследований Курбана Непесовича до сих пор хранятся в Палеонтолого-стратиграфическом музее СПбГУ. Мы попросили ее прислать фотографии коллекции аммонитов и, если возможно, поделиться еще воспоминаниями о Курбане Непесовиче. Вскоре Ирина Юрьевна прислала нам снимки и письмо. Мы с удовольствием их публикуем.

— К сожалению, у меня при жизни Курбана Непесовича было с ним не так много контактов. Мы встречались лишь в связи с работами, которые университет вел по договору с Геологическим институтом АН Туркменистана. Довольно долго с нами работал его аспирант Агамурад (фамилии сейчас уже не помню), он был зоологом, и нам было поручено по ходу полевых работ обучать его азам геологии. Он потом даже защитил кандидатскую диссертацию. Курбан Непесович приезжал к нам в поле, мы показывали ему геологические разрезы нижнего мела Копетдага, которые ранее описали.
Гораздо больше с ним общался покойный Владимир Анатольевич Прозоровский, они были ровесниками и почти одновременно на кафедре исторической геологии готовили свои диссертации у Григория Яковлевича Крымгольца. Неплохо знала Курбана Непесовича жена Прозоровского – Елена Львовна, которая занималась изучением юрских отложений, как и Ваш отец, и тогда же работала на кафедре. Но и она давно ушла из жизни.
Об исследованиях в Туркмении я, возможно, когда-нибудь и соберусь написать, но это потребует времени. Период работы там совпал с лучшим годами моей молодости. Было многое начато, но не все удалось завершить. 1991 год почти все оборвал. Многим вообще пришлось уйти из геологии, бросив все начатое. До сих пор на кафедре хранятся собранные в 1980-е годы коллекции образцов и материалы к ним. Я сумела устоять только благодаря работе в университете, – это все-таки давало некоторую стабильность.
Воспоминания о тех, с кем пришлось встретиться в Туркмении, остались в основном очень теплыми. И те, кто был геологами – нашими коллегами по работе, и те самые простые люди, которые даже при крайней своей бедности с огромным гостеприимством бескорыстно принимали нас у себя дома как самых дорогих гостей, не могут не оставить о себе благодарной памяти. Мосты между нами разрушали не народы, а их алчные и честолюбивые правители. Но так бывает во все времена. Одна сотрудница нашей кафедры частенько сейчас бывает в Ашхабаде. Ее зять – наш бывший студент, геолог, который женился на ее дочери и остался работать в Петербурге. Так вот ее впечатления от общения с простыми, не высокопоставленными, жителями Туркмении такие же добрые, как и у тех, которые не были там 25 лет.
Посылаю Вам обещанные фотографии коллекции Вашего отца, а также несколько фотографий кафедры 1960-х годов, где он готовил свою кандидатскую диссертацию (снимки черно белые) А также снимки современного музея, где хранятся все коллекции.
К Вашему сведению – в нашем музее выставлены и дореволюционные палеонтологические коллекции, собранные в Туаркыре и описанные известными учеными – Н.И. Андрусовым и В.П. Семеновым (сыном знаменитого путешественника П.П. Семенова-Тян-Шанского). Я пришлю Вам позже снимки этих коллекций. Кстати, Курбан Непесович проводил переизучение юрских аммонитов из этих коллекций при написании своей диссертации.
Вообще туркменских коллекций к опубликованным работам и защищенным диссертациям на кафедре очень много – это материалы Г.Я. Крымгольца, В.А. Прозоровского, Е.Л. Прозоровской, Б.Г. Пирятинского, Е.С. Порецкой, Е.В. Мамонтовой, в их числе – и мои материалы. Я изучала туркменские меловые кораллы. Кстати, моя мама, доктор геолого-минералогических наук Бугрова Элеонора Михайловна, которая до сих пор работает во Всероссийском геологическом институте (ВСЕГЕИ), вот уже более 50 лет изучает фораминиферы палеогена, в том числе туркменского. Она также начинала свой профессиональный путь в Южном Туркменистане. А мой ныне покойный отец в 1960-х годах проводил в Туркменистане геофизические исследования.
Ирина Юрьевна БУГРОВА,
доцент кафедры осадочной геологии Санкт-Петербургского государственного университета.
г. Санкт-Петербург.

 


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *