Зачем разбудили «Спящую красавицу»?

Заметки ученого

От редакции «Ковчег»: Сколько бед причинил природе человек только за последние десятилетия – и все во имя прогресса, улучшения условий жизни, облегчения бытовых проблем. Но не все достижения, как оказалось, пошли на благо людям. Мы не заметили, как стали рубить дерево, на котором сидим. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию записки ученого, который размышляет на эту тему.

Курбан Непесович АМАННИЯЗОВ провел свое детство на полуострове Мангышлак. В Ашхабаде получил диплом геолога. В Ленинграде и Москве защищал кандидатскую и докторскую диссертации. Затем работал в Туркменистане в качестве исследователя, педагога. Открыл Институт геологии в Туркменской Академии наук. На его счету множество книг, монографий, статей в научных и популярных журналах разных стран на темы палеонтологии, геологии и подземных ресурсов Среднеазиатского региона. Он является одним из открывателей плато с запечатленными следами динозавров в горах Кугитанг-Тау. В последние годы занимается исследованиями происхождения повышения уровня Каспийского моря и проблемами, вызванными этим явлением. Обращался к руководителям и деятелям прикаспийских стран с призывом объединить усилия по незамедлительному решению вопросов, поставленных Каспием. В 1995 г. Курбан Непесович был приглашен на работу Актауским универститетом. Таким образом он вернулся в край своего детства.

Лирическое вступление.

На геологических картах, особенно с космических высот, очертание полуострова Мангышлак напоминает профиль головы прекрасной женщины. Поэтому геологи шутя называют полуостров спящей красавицей. Как-то во время летнего отпуска, прилетая в в свой отчий край на Мангистау, при виде знакомого облика «спящей красавицы» я по привычке мысленно поклонился ей из иллюминатора самолета и произнес про себя: «Здравствуй, Атамекен! Как твое здоровье?» И вдруг мне почудился голос с оттенком усталости и печали: «Взгляни получше с высоты на меня и ты поймешь мои горести. Расскажи о них людям…»

"Месторождение Тенгиз", снимок  Резы.

«Месторождение Тенгиз», снимок Резы.

А внизу и вправду картина, от которой сердце сжимается. Вот под нашими ногами простирается огромное мертвое озеро Кочкар-Ата с вызывающим свинцовым цветом. Рядом пылятся громадные земляные валы, руины, шахты, карьеры разработки урановых руд. Словно здесь недавно обитали гигантские землеройные кроты, а затем, насытившись, покинули свои норы. Приближаясь к Актау, взираем на леса громадных железных труб – наследство монстров современной цивилизации. Это комплексы с рычащими названиями: «Серно-кислотный», «Азотно-туковый», «Атомно-энергетический». Пятьдесят лет назад нам, жителям края, и во сне не могли присниться такие термины, не говоря уже о последствиях их вторжения. Подъезжая к родному городу Форт-Шевченко, встречаю вереницы автобусов, от которых тоже веет тревогой – они стоят наготове, чтобы в любой момент эвакуировать жителей поселков Баутино и Аташ, на случай, если Каспий, неуклонно поднимающий свой уровень, станет совсем неуправляемым. Это было в 1991 году.

Да, родной Атамекен, с тех пор я продолжаю мысленный разговор, хотя я и жил много лет вдали от тебя, но сердцем и делом я всегда был с тобой. И вот вернулся к тебе больше года назад. И дышу твоим воздухом, который совсем не похож на воздух края моего детства. Я помню запах полыни, колыхание бескрайних ковылей ростом под стать резвящимся жеребцам.  Я помню частые весенние грозы, дожди, омывающие землю, твои снежные сугробы выше домов. В памяти моей край, где днем в степи мирно пасутся многотысячные стада джейранов, сайгаков, а ночью они наслаждаются соленой водой и прохладой Хазар-моря. И как нам, детям суровых сороковых, до слез было обидно, когда джейранов стали уничтожать с вертолетов и самолетов, преследовали их на автомобилях, с ружьями и автоматами. Разве не мы, жители края, обрадовались, когда появились первые буровые вышки геологоразведчиков – символы цивилизации. Все делалось, так мы искренне верили, из благих побуждений. Но не прошло и полвека, как твое здоровье стало вызывать нешуточное беспокойство.

Возможно, благодаря твоему благословению и молитвам, край мой отчий, я стал геологом-разведчиком, ученым в области естествознания. Потому, наверное, мне и почудился твой зов. В тот миг я понял, что обязан стать твоим голосом, поведать людям о твоих страданиях, о безмолвном крике, таящемся в недрах твоей души. С тех пор, Атамекен, я выполняю твой наказ. Я разговариваю со специалистами, рассказываю людям, обращался и обращаюсь к руководителям, деятелям прикаспийских стран, пишу книги, статьи. Пока, увы, сдвиги не ощутимы. Значит нужно продолжать мой рассказ.

Грозные реалии

Как это ни больно констатировать, экологическая обстановка к концу ХХ века резко и стремительно ухудшается повсюду. Это результат интенсивного развития промышленности, активного участия науки и повышающихся алчных потребностей человека. Перед жителями Земли возникают сербезные геоэкологические проблемы и, самое страшное радиоэкологические.

Ядерное загрязнение Казахстана – последствия деятельности урано-рудной промышленности, ядерных исследовательских и энергетических установок, добычи и переработки полиметаллических руд, нефти, которые сопровождаются извлечением пород с повышенной радиоактивностью. В годы стремительного роста гонки вооружений в СССР на территории Западного Казахстана действовал атомный полигон «Азгир» («Галит») и совсем недалеко отсюда на российских землях — «Капустин яр». В их систему входит ряд полигонов в Атырауской, Актюбинской, Джезказганской и других областях на Прикаспийской впадине. По данным специалистов, в регионе Нарын произведено 28 ядерных взрывов. Центром подземных атомных испытаний являлся полигон «Азгир», находившийся на территории совхоза «Балкудук» Курмангазинского района. Это южная сейсмическая станция произвела 17 ядерных взрывов на 10 технических площадках. На полигоне «Капустин яр» было произведено 11 ядерных взрывов в высоких слоях атмосферы от 50 до 300 км. По сведениям российских средств массовой информации, над полигоном также было взорвано 24 тыс. зенитно-управляемых ракет. Здесь испытывалось 177 видов вооружения и боевой техники. Как сказал сенатор казахстанского парламента Энгельс Габбасов, по размерам причиненного людям и живой природе ущерба «Азгир» и «Капустин яр» в совокупности значительно превосходят пресловутый Семипалатинский полигон.

Мы живем в тревожном мире, где спокойствие наших будней то и дело будоражат сообщения о промышленных авариях, катастрофах, стихийных бедствиях. Человек должен знать, какой действительный уровень риска в той стране, где он живет. Территории Центральной Азии и прилегающих регионов России вызывают серьезные опасения из-за радиоэкологических проблем. Происходит активное распространение радиоактивных элементов в почве и воздухе. В атмосферу ежегодно выбрасываются миллионы тонн загрязняющих веществ, земельные и водные ресурсы отравляются нефтепродуктами, органическими веществами. Тревожит и то, что с каждым годом расширяется граница пустынь вследствии высыхания Аральского моря. Продолжается глобальное потепление, вызванное загрязнением окружающей среды. Площадь озоновой дыры над Антарктидой в 1995 г. превысила 22 млн. кв.км. Остается угроза Семипалатинского полигона.

Республики Центральной Азии называют властелинами урановой империи. Здесь находятся уникальные запасы урановых руд. Причем лучшие месторождения, по мнению экспертов, еще не открыты. На долю Казахстана приходилось 40% урана, добываемого в бывшем СССР. По официальным данным, ныне добыча урана продолжается в Узбекистане. По данным ООН, опубликованным в «Красной Книге по урану», в 1991 г. там было получено 2 тыс.95 тонн урана, в 1994 – 3 тыс. тонн. На сегодня в Узбекистане открыто более 40 месторождений, в том числе самое крупное – Учкудук. По данным МАГАТЭ, Узбекистан находится на пятом месте в мире по добыче урана и на третьем по его продаже.

Несмотря на возведенные границы, они не уберегают нас от вредных воздействий разработки урана. Надо помнить, что мы живем в одном регионе, близко друг к другу, мы взаимозависимы. Все негативные явления в совокупности провоцируют рост различных заболеваний населения, вызывают оскудение растительного покрова и животного мира на всей территории Центральной Азии.

Диагноз болезней полуострова

Основные промышленные предприятия Мангистауской области строились на западе полуострова. Это бывший Прикаспийский горно-металлургический  комбинат (ПГМК), предприятия Министерства среднего машиностроения СССР, нефтедобывающие  комплексы и атомно-энергетический комбинат. Нынче ПГМК закрыт, но следы его деятельности, увы, весьма ощутимы и сейчас. Неизвестно скольким поколениям еще придется чувствовать на себе его наследство. Ведь никто не позаботился  хотя бы как-то прикрыть места разработки урановых руд. Всем ветрам открыты громадные руины, бездонные  котлованы, огромные холмы горных выработок, рудников на Западном Карагие и хвостохранилище озера Кочкар-Ата. Кто может сказать, какими будут последствия и какие происходят геохимические процессы в некогда святом месте Кочкар-Ата, получившем, как в насмешку, новое название «хвостохранилище».

Пока руководители учреждений спорят и выясняют, кто виноват и кто, что должен предпринять, для нас жителей края, очевидно одно – ежедневно  ветром поднимаются в воздух немалые дозы пыльных заносов из урановых холмов «ховстохранилища» и из соседнего «огаркохранилища» и затем оседают на улицах города, в наших квартирах, по всем дорогам области. Иногда к ним добавляются окислы серы и другие вредные элементы, выбрасываемые  соседними заводами и нефтегазодобывающими предприятиями.  На полуострове еще никто не проводил исследований, чтобы выяснить воздействие всех этих веществ на организм человека, на флору и фауну наших мест.

Совсем рядом с городом Актау расположен Мангистауский атомно-энергетический комбинат (МАЭК) – главный источник энергии и воды областного центра. О состоянии реактора БН-350 регулярно сообщается в печати. Но полного спокойствия нет. Приближается предусмотренный срок окончания эксплуатации реактора, естественно, возникает вопрос – решена ли проблема захоронения использованных элементов? Предусмотрены ли меры необходимой государственной системы захоронения отходов, будут ли они безболезненны для здоровья жителей полуострова? Не нанесут ли ущерб экологии и биоресурсам Каспийского моря?

Отчего волнуется Каспий?

И, наконец, одна из главных причин беспокойства – Каспийское море. В последние годы его название не сходит с уст многих. Вот только дискуссии вокруг него в основном возникают, увы, не из-за его бедственного положения, вернее, не из-за проблем, доставляемых им жителям побережий. Идет дележка его богатств. Пять стран вокруг него не прекращают споры только по поводу установления границ, для распределения сфер влияния.

Каспийское море – это поистине уникальное творение природы, донесшее до нас реликтовую флору и фауну. В том числе мировое стадо осетровых рыб, которое составляло в бытность свыше 80% их промысловой добычи. Но за последние годы Каспий стал заложником развития индустрии. Активная добыча нефти и газа на континентальном шельфе и в Пркаспийской низменности, деятельность предприятий большой химии, производство алюминия и строительных материалов на морском побережье принесли региону целый букет экологических проблем.

И сам Каспий внес свою лепту, нарушив многие планы человека, внезапным, неумолимым поышением уровня. Какой ущерб нанесло поднятие уровня моря всем прикаспийским  странам, в смысле экологии и в финансовом отношении, подсчитать трудно. Но учитывая огромные территории, богатейшие биологические и минерально-сырьевые ресурсы моря, можно сделать вывод, что экономические и экологические последствия от возможной катастрофы во много раз превысят все беды осушения Арала. Ни одна страна в мире еще не сталкивалась с подобными проблемами в таком объеме.

Ежегодно прикаспийские страны расходуют миллиардные средства на возведение и ремонт защитных сооружений. Но все старания тщетны – земляные дамбы быстро смываются морем. Люди снова строят дамбы, а нагонные волны или морские льды вмиг разносят их на мелкие щепки. Таким образом поглощаются не только стройматериалы, но средства, которым можно было найти более полезное применение.

На протяжении многих лет в прибрежных зонах Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и России, которые ныне поглощает морская вода были пробурены десятки тысяч разведочных и эксплуатационных скважин. Точное число их неизвестно. Но любая из них может вызвать необратимые губительные последствия. Особенно в зоне мелководья Северного Каспия, где сосредоточены мировые запасы осетровых промысловых рыб и гнездовья прекрасных птиц.

О Каспии можно говорить и писать бесконечно. Каспия — боль моя, печаль моя. Ему я посвящаю в последние годы много времени и сил. К сожалению, пока мало, кто прислушивается к моим призывам, объясняют, мол, трудное время. Но время тут ни при чем, никогда не бывает легких времен. Лучше задуматься как можно раньше над всеми проблемами, которые окружают нас сегодня, чем позже оказаться в несокрушимом кольце угроз здоровью людей и всему живому миру.

Курбан АМАННИЯЗОВ,

профессор, член Академии наук

Туркменистана, доктор геолого-минералогических

 наук, заведущий кафедрой Актауского университета.

Еженедельник «Ковчег» 13.03.1997. г.Алматы.

 

Благодарим всемирно известного фотографа Реза, предоставившего свой снимок для нашего сайта.

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *